Роль казачества и братств Западной Руси в борьбе за православие после Брестской Унии

Роль казачества и братств Западной Руси в борьбе за православие после Брестской Унии

Православное население, в свою очередь, встретило унию мягко говоря, без особого энтузиазма.

Понимая опасность «полонизации» (т.е. ополячивания), православные активно сопротивлялись униатству. Были два основных очага сопротивления: во-первых, казачество, мало зависимое от польской власти, а во-вторых – неформальные объединения православных граждан (как клириков, так и мирян) , называемые «братствами». Тема деятельности православных братств Западной Руси в эпоху насаждения униатства рассматривается выдающимися церковными историками, такими как профессор П. Знаменский и А.В. Карташев.

Последний выделяет два основных способа борьбы с распространением униатства: это повышение образовательного уровня православных путем создания сети религиозных учебных заведений – так называемых братских школ, а также литературную борьбу, которая заключалась в основном в антиуниональной контрпропаганде путем создания и публикации полемической литературы. 2) Роль братств в борьбе с унией Прежде всего следует отметить, что братства начали появляться еще задолго до Брестской унии, и они первоначально являлись не сколько религиозными, сколько этническими общинами. Дело в том, что после возникновения Речи Посполитой в результате так называемой Люблинской унии население исконно православных земель, вошедших в состав нового государства, оказалось в положении национального меньшинства, чьи права серьезно ущемлялись новой властью.

Реакцией на такое изменение положения вещей стало возникновение братств: «Польско-католическая агрессия на Украину-Русь и сопровождавшие ее изменения социальных взаимоотношений (крепостное право, привилегии католикам) задавали со стороны населения отпор, который вылился в организации т. наз. “братств”. Уже в XV в во Львове, а позднее в Киеве возникли среди городских жителей “православные братства”, первоначально имевшие целью только оказание материальной помощи своей приходской церкви. Но вскоре, в результате наступления реакционной католико-польской культуры, меняется и состав, и цели, и деятельность братств. В них начинает вступать низшее духовенство и православная шляхта и они становятся общественными организациями, объединяющими все элементы, недовольные политикой Польши и существующим социально-политическим порядком…» [ REF _Ref34725392 r h 2 , б/с]. Особенно же роль братств возросла после того, как православный епископат во главе с Михаилом Рогозой приняли решение о подчинении Риму (см «Соборную грамоту Киевского митрополита Михаила Рогозы и епископов Западной Руси о намерении подчиниться Римскому папе (1594 г. 2 декабря)» [ REF _Ref34711346 r h 1 , б/с]), а также после того, как среди знати защитников православия практически не осталось: «Благодаря иезуитам паны быстро ополячивались, и следующее поколение их выставило даже прямых врагов православию, каовыми были дети самих ревнителей веры – сын Курбского Димитрий и сын Острожского Януш. Для церкви более оказалась сила народная, сила городских общин и братств…» [ REF _Ref34726955 r h 3 .стр.192]. Так как основными пропагандистами унии были иезуиты и орден базилиан, возглавляемый И. В. Рутским, то важнейшим моментом деятельности братств было противодействие иезуитам.

Вскоре после Брестского собора, утвердившего унию, вышел в свет памфлет иезуита П. Скарги, ректора виленской иезуитской академии, подрывающий значение православного собора * , как якобы незаконного, на основании того, что большинство на нем составляли миряне, отказавшиеся подчиниться своим иерархам. В ответ на этот памфлет Христофор Бронский (под псевдонимом Христофора Филарета) сочинение под названием «Апокрисис» («Отповедь»), в котором автор попытался защитить право мирян на участие в церковных делах на том основании, что в Церкви нет священничества как отдельной касты.

Следует отметить, что сам Христофор Бронский был не православным, а протестантом, выступивший как союзник православных в борьбе за религиозную свободу. В 1605 г. во Львове уже сами православные выпустили исторический труд под названием «Перестрога» («предостережение»), в которой обстоятельно изложены события подготовки и проведение в жизнь унии.

Распространялись также антиуниональные послания патриарха александрийского Милетия Пигаса и русских иноков с афона.

Русский монах Иоанн Вышенский посылал оттуда свои послания князю Острожскому, к львовскому братству. Он же написал «Краткое извещение о латинских прелестях». Следует отметить, что Иоанн Вышенский почти по-старообрядчески отвергал латинскую ученость, призывал к «простоте голубиной», и «глупству пред Богом»: «Чи ти, лепше тобе изучити Часословец, Псалтир, октоих, апостол и евангелие с иншими церкви свойственными и быти простым богоугодником, и жизнь вечную получити, нежели постигнути аристотеля и Платона и философом мудрым ся в жизни сей звати и – в геену отьити» [цит по: REF _Ref34731756 r h 4 , стр.382]. Однако жизнь рассудила иначе – для защиты православия требовалось не «голубиная простота», а наоборот, повышение образованности православного населения. Ведь невозможно отстаивать свои убеждения, если не можешь сказать как апостол Павел «я знаю, в Кого уверовал…» (2Тим,1:12) – вера должна знать свой объект.

Поэтому основой деятельности братств было создание православных школ. Кроме старейших братств, Львовского и Виленского, возникли братства в Перемышле, Слуцке, Минске, Могилеве, Луцке и других городах. По свидетельству А.В. Карташева, жена мозырского маршалка Елизавета Гулевич подарила Богоявленскому братству много недвижимого имущества в виде участка земли вместе со зданиями/сооружениями для учреждения братского монастыря со школой [см. REF _Ref34731756 r h 4 , стр. 383]. А гетман Конашевич Сагайдачный построил для монастыря Богоявленский храм, получивший впоследствии от иерусалимского патриарха Феофана права ставропигии.

Первым ректором школы Богоявленского братства стал бывший ректор Львовской школы, Иов Борецкий [см там же]. В первые десятилетия после унии в этих школах преобладало греческое влияние и отказ от латинского школьного наследия и изобилия латинских же учебных пособий. Также особенностью школ в те времена было то, в них не было ни обширных курсов, ни строгого систематического преподавания, ни даже деления на классы, тем не менее образовательной уровень их был довольно высок и полезен для своего времени [см. REF _Ref34726955 r h 3 ,стр 03]. П. Знаменский приводит целый список богословов и деятелей просвещения, проповедников и переводчиков, воспитанных братскими школами [ REF _Ref34726955 r h 3 , стр.203]. это и Леонтий Карпович, известный проповедник, с 1615г – архимандрит Духова монастыря, и Мелетий Смотрицкий, автор «Фриноса» (т.е. «плача») – труда о бедственном положении православия после Брестской унии. Из львовских школ вышли корецкий протоиерей Лаврентий Зизаний Тустановский, автор Большого катехизиса, автор «учительного Евангелия» и «Зерцала Богословия» иеромонах Кирилл Транквиллион Ставровецкий, и Захария Копыстенский, написавший «Палинодию» (увещевание к совратившимся в унию) и многие другие.

Просветительская деятельность братских школ имела огромное значение не только для Западной Руси: «…При всей ограниченности средств и учености, это поколение, можно сказать, самоучек богословия все-таки в те годы переросло бесшкольную и за смутное время почти книжно-бесплодную Московскую Русь. Но после Смуты там голод школьный и книжный был так велик, что почти все плоды этого периода киевского богословского и книжного творчества неудержимо перелились в Москву…» [ REF _Ref34731756 r h 4 , стр.384]. 3) Роль казачества В отличие от деятельности братств, роль казачества в сохранении православия была иная – казацкие земли стали этаким православным заповедником, прибежищем для православных, убегавших от фактического бесправия по отношению к ним, царившего на территории Речи Посполитой. Это было возможно потому, что казачество пользовалось определенной, весьма значительной автономией: «Формально, как и все население Украины-Руси, казаки были подданными Великого Князя Литовского, но фактически никаких обязанностей в начале своего существования по отношению к государству, чьими они были подданными, казачество не несло, ограничиваясь защитой своих поселений от набегов и грабежей татар. Но, фактически, косвенно, оно было для Литвы весьма полезно, ибо, охраняя себя, охраняло также и границы государства.

Поэтому правительство Польско-Литовского государства созданию и усилению казачества не только не препятствовало, но даже и содействовало…» [ REF _Ref34725392 r h 2 ,б/с]. Поэтому сохранение православия было для казаков вопросом сохранения своей самобытности и независимости.

Собственно говоря, именно казачья вольница и была тем самым пассивным защитником православия от униатства на приднепровских землях: «… казаки … нужны были тогда польше для войны с царем Михаилом Феодоровичем и с Турцией, и правительству было бы крайне бестактно раздражать их притеснением Малороссии за веру, тем более что за реестровым казачеством в степях Украины, после возникновения унии, с опасной быстротой возрастала грозная сила вольного степного казачества... Но сила этих защитников веры и народности не простиралась далее границ Малороссии, притом же по своей грубости была далеко не пригодной для настоящей религиозной борьбы с унией» [ REF _Ref34726955 r h 3 , стр.201]. Кроме этого, моральный облик казачества мало подходил под стандарт борцов за истинную веру: по свидетельству историка и писателя, эмигранта «второй волны», Н.И Ульянова «казаки 'разбивали по Черному морю христианское купецтво заодно с бусурманским, а дома разоряли руськие свои города татарским робом'. Если татары своих единоверцев и единоплеменников не брали и не продавали в рабство, то для запорожских 'лыцарей' подобных тонкостей не существовало…»[ REF _Ref34737231 r h 5 ,б/с]. Он же пишет: «Всякая попытка приписать им миссию защитников православия против ислама и католичества разбивается об исторические факты. Оба Хмельницких, отец и сын, а после них Петр Дорошенко, признавали себя подданными султана турецкого - главы ислама. С крымскими же татарами, этими 'врагами креста Христова', казаки не столько воевали, сколько сотрудничали и вкупе ходили на польские и на московские украйны» [ REF _Ref34737231 r h 5 ,б/с]. Тем не менее, факты таковы, что роль казачества в сохранении православной веры нельзя недооценивать: «Казачеству в состязании за его вольности с польским правительством удалось в первые десятилетия 17 в. на время приобрести даже полную независимость киевской Руси от власти польской короны. В этот-то момент «самостийности» и была восстановлена в 1619 г., под защитой казаков, православная иерархия проезжавшим иерусалимским патриархом Феофаном… Мечта Польши о тотальном поглощении всей русскости и православия через унию так и не удалась» [ REF _Ref34731756 r h 4 ,стр.409 ]. 4) Заключение Таким образом, основное противодействие унии и борьба за православие в землях Западной Руси осуществлялось двумя путями – внешним (казачеством, имевшим территориальную автономию) и внутренним (православными братствами, существовавшими по преимуществу в тех регионах, где православие оказалось под гнетом – политическим и религиозным). При этом очевидно, что несмотря на заслуги казаков, фактически отстоявших независимость своих земель от Польской короны и влияния униатства, можно сделать вывод, что для сохранения православия как живой веры, а не просто как национальной традиции, явно недостаточно обособления (территориального или культурного) от «супостатов», нужен еще и импульс осознания веры как неотъемлемой части духовной жизни не только народа в целом, но и каждого отдельно взятого православного христианина. А это осознание, как и зачастую в таких случаях, приходит тогда, когда внешние границы уже не способны защитить внутренний мир человека от постороннего вторжения. В таком положении и оказались православные братства, жившие на оккупированных католиками землях, и они не только смогли отстоять свою веру перед завоевателями, но и породили целую плеяду богословов, историков, просветителей, наследие которых позже помогло пробудить от вековой дрёмы внешне благополучную, но замкнувшуюся в себе и теряющую свои духовные силы Восточную Русь.

Список литературы: 1. Уния в документах.

Источник взят на интернет-сайте «ПРАВОСЛАВИЕ.РУ» ( http://www.pravo s lavie.ru ) 2. Дикий А. “Неизвращенная история Украины-Руси”. (Источник взят на www.kiev-security.org.ua ) 3. Знаменский П. В. «История Русской Церкви». 9-е изд.

Москва, 2000г. 4. А.В. Карташев.

оценка стоимости аренды земельного участка в Туле
оценка стоимости жилой недвижимости в Орле
оценка дачи в Брянске